Рабочая лошадка (ofena) wrote,
Рабочая лошадка
ofena

Category:
  • Mood:

Про живопись. Часть 7

Продолжение книжки с картинками про живопись. Часть 7 (в основном про перспективу).
Слушайте, я не думала, что книжка такая большая... Там еще и про разные жанры, и завиральная глава про колорит. Может, не надо, плюнуть уже? Боюсь, что все это и так всем известно и скучновато.

КОГДА И КАК ПОЯВИЛАСЬ СТАНКОВАЯ КАРТИНА?
Первые станковые картины были созданы в Италии в начале XV века. А вот откуда они взялись? Это объяснить совсем непросто.
Итальянские живописцы в Средние века тоже писали иконы, следуя византийским канонам. Правда, икон в Италии было совсем немного, потому что в основном для храмов создавались не живописные изображения, а деревянные или каменные скульптуры. Обычно в итальянском храме помещалась только одна большая икона в алтаре – по-другому она называлась алтарный образ. Наиболее часто это было изображение Богоматери, или, как ее именовали в Италии, Мадонны.
Сравним два алтарных образа, написанных двумя итальянскими художниками – «Мадонну на троне» живописца Чимабуэ (1285 год) и «Мадонну всех святых» великого мастера Джотто (1310 год). Эти изображения разделяет четверть века. Для древнерусского искусства это был бы ничтожный промежуток времени. Если поместить рядом две русские иконы, созданные с интервалом в 25 лет, то ты скорее всего не догадаешься, какая из них более ранняя. Но вот мы видим икону Джотто, и нам уже трудно назвать ее иконой. Художник как будто сохраняет старый канон, но его Мадонна кажется более живой, чем у Чимабуэ.


Чимабуэ. Мадонна на троне. 1285. Дерево, темпера. 385х223. Уффици, Флоренция (слева).
Джотто. Мадонна всех святых. Около 1310. Дерево, темпера. 325х204. Уффици, Флоренция (справа)


Постепенно итальянские мастера стали все дальше уходить от традиционных канонов. И хотя они по-прежнему писали образа для церквей, эти изображения уже никак нельзя было назвать иконами, потому что иконописные «подлинники» оказались забыты. Художники научились передавать в своих живописных работах объем и пространство, и вместо одноцветных фонов появились изображения дворцов, улиц, деревьев. Иконописные лики становились похожи на живые человеческие лица, святые изображались одетыми в костюмы современной художнику эпохи. Иными словами, художники стали изображать мир, похожий на реальность.


Пьеро делла Франческа. Мадонна с младенцем и святыми (Мадонна Монтефельтро). 1472-1474. Дерево, масло. 248х170. Пинакотека Брера, Милан

И хотя в этом мире по-прежнему жили и крылатые ангелы, и драконы, изображались чудесные события, но эти изображения уже не были священными, как иконы. Художник создавал их, не руководствуясь заповеданным каноном, а подчиняясь только своему воображению. Глядя на них, зритель не молился, а просто любовался тем, как создано изображение, восхищался не Богом, а мастерством художника. Это уже были картины.
Вот как изобразил уже знакомый тебе сюжет о святом Георгии живописец Паоло Уччелло.


Паоло Уччелло. Св. Георгий и дракон. Около 1456. Холст, масло. 57х73. Национальная галерея, Лондон

Все фигуры здесь выглядят как будто игрушечными. Перед нами – не образ священного события, а просто волшебная сказка. Действие разворачивается словно на сцене, как театральное представление. Взгляни, как искусно художник передал глубокое пространство. Это было новшеством в живописи XV века, и связано оно было с открытием перспективы.

ЧТО ТАКОЕ ПЕРСПЕКТИВА?
Мастера Возрождения не случайно называли картину «окном в мир». Посмотри в окно: ты увидишь улицу, деревья, дом напротив, прохожих, а вдалеке... Стоп! Вспомни, что в иконе не было изображено никакого пространства, и «вдалеке» там ничего нельзя было увидеть. Глядя на икону, невозможно сказать, что одна фигура дальше, а другая ближе.
А художники Возрождения научились изображать предметы, людей, природу в трехмерном пространстве – благодаря открытию перспективы. Научиться этому было совсем непросто.
В сказке В.Ф.Одоевского «Городок в табакерке» маленький мальчик рассказывает: «Я хотел нарисовать, как маменька возле меня играет на фортепиано, а папенька на другом конце комнаты читает книжку. Только этого мне никак не удавалось сделать: тружусь, тружусь, рисую как можно вернее, а все на бумаге у меня выйдет, что папенька возле маменьки сидит и кресло его возле фортепиано стоит, а между тем я очень хорошо вижу, что фортепиано стоит возле меня у окошка, а папенька сидит на другом конце, у камина. Маменька мне говорила, что папеньку надобно нарисовать маленьким, но я думал, что маменька шутит, потому что папенька гораздо больше ее ростом, но теперь вижу, что маменька правду говорила: папеньку надобно было нарисовать маленьким, потому что он сидел вдалеке».
Может быть, этот рассказ показался тебе забавным: ты, конечно, знаешь, что далекие предметы выглядят меньше, чем на самом деле. Знаешь и то, что параллельные линии (например, рельсы железной дороги) кажутся взгляду сходящимися на горизонте. Но ведь многие вещи, хорошо известные сейчас, когда-то были открыты впервые.
В Средние века художник рассуждал примерно так же, как мальчик из сказки Одоевского. Он изображал предметы не такими, какими они кажутся, а такими, какими они должны быть. Самого важного, главного героя он писал большим, а второстепенных персонажей – маленькими, и располагал их не в воображаемом пространстве, а на плоскости. И лишь в эпоху Возрождения художники живописцы начали изображать мир таким, каким он кажется глазу.


Витторе Карпаччо. Св. Августин в келье. Холст, темпера. 141х210. Скуола Сан Джорджо деи Скьявони, Венеция


Пьеро делла Франческа. Идеальный город. Около 1470. Дерево, масло. 60х200. Национальная галерея, Урбино

Перспектива была величайшим открытием, так как позволяла показать любые события правдиво и убедительно. Латинский глагол, от которого образовано слово «перспектива», означает «ясно вижу». И в самом деле, открытие перспективы позволило художникам (и зрителям) «ясно увидеть» красоту мира, человека, природы, воплотить самые прекрасные идеалы и мечты. Ведь именно перспектива позволяет создать иллюзию того, что там, за рамой картины – другое пространство, другой мир, одновременно реальный и фантастический. И, глядя на какого-нибудь дракона, «живущего» в этом мире, или на вымышленный город, или на цветы, которые можно встретить только в сказке, самый скучный и серьезный зритель не сможет сказать: «Так не бывает». Потому что в этом мире бывает все.
Перспектива – это целая наука, она требует знания математики, геометрии. Глядя на картину, мы часто не задумываемся о том, что художник «строит» изображение так, чтобы зритель действительно поверил, что перед ним – не плоскость, а трехмерное пространство. Мы привыкли, а когда-то это казалось почти чудом.
Вот картина Рафаэля «Обручение Марии». Необязательно знать ее сюжет – просто посмотри, как гармонично и искусно художник сочинил композицию. На первом плане – главные герои, за ними – площадь, маленькие фигурки гуляющих горожан и величественный храм. А справа, у самого края рамы наклонившийся юноша ломает о колено жезл. Кажется, стоит ему сделать шаг – и он окажется по ту сторону картины, там, где находится зритель. Рафаэль выбрал такую точку зрения, что и зритель мог бы легко «войти» в картину. Таким образом, мы не просто наблюдаем, но как будто уподобляемся участникам представленного события.


Рафаэль. Обручение Марии. 1504. Дерево, масло. 170х117. Пинакотека Брера, Милан

От точки зрения, выбранной художником, зависит многое. Представь себе, что ты смотришь театральное представление. Можно смотреть его очень близко у сцены, в первом ряду, а можно – далеко и высоко, где-нибудь на балконе под самым потолком. Пространство картины как раз и напоминает «сцену», где разворачивается действие, и зрителю всегда отведено определенное место, с которого лучше всего видно то, что хотел показать художник.
Попытайся догадаться, где должен находиться зритель в картине Питера Брейгеля «Охотники на снегу»? Наверное, где-то очень высоко, гораздо выше холма, с которого спускаются охотники с собаками.


Питер Брейгель Старший. Охотники на снегу. 1565. Дерево, масло. 117х162. Музее истории искусств, Вена

Это – пейзаж, показанный «с птичьего полета». Таким нам вряд ли удалось бы увидеть его в реальности, разве что с вертолета. Благодаря этой высокой точке зрения границы пространства в картине словно раздвигаются до бесконечности. Художник предоставил зрителю возможность скользить над землей, подобно птице, и наблюдать множество деталей и событий, с любовью описанных Брейгелем. Слева, позади охотников – трактир. На вывеске можно даже прочесть его название: «У пастуха». Здесь развели костер, крестьяне подбрасывают в огонь охапку соломы.



Внизу, в долине – замерзшие пруды, на них катаются на коньках. Среди людей по льду ходит собака. К далеким горам ведет дорога, по ней едет запряженная двумя лошадьми повозка с хворостом. А дальше, у подножия гор – замок с высокой башней. Этот пейзаж можно рассматривать долго, и всякий раз замечать новые и новые подробности.



В этой картине есть одна особенность: все детали, и близкие, и далекие, видны очень отчетливо – это потому, что зимний воздух в картине мыслится как кристально чистый, прозрачный. Но часто, когда мы смотрим на предметы, находящиеся вдалеке, они теряют четкость и ясность, как бы «размываются» в воздушной среде. Тебе, наверное, не раз приходилось видеть далекий лес, окутанный дымкой, а если нет – взгляни на хорошо знакомую тебе картину Шишкина «Утро в сосновом лесу».
Художник всегда должен помнить, что кроме главной, линейной перспективы существует еще перспектива воздушная. Воздушную перспективу открыл Леонардо да Винчи. Например, в знаменитом портрете Моны Лизы («Джоконда») на дальнем плане изображен горный пейзаж с размытыми в туманном воздухе очертаниями. Обрати внимание, что Леонардо совместил в этом пейзаже две точки зрения: левая часть дана так, как если бы мы смотрели долину в горах сверху, «с птичьего полета»; правая – с более низкой точки зрения.
Tags: живопись
Subscribe

  • Про живопись. Часть последняя

    Продолжение книжки с картинками про живопись. Часть 11, она же последняя (некоторые из оставшихся жанров и заключительный реверанс). В картине…

  • Про живопись. Часть 10

    Продолжение книжки с картинками про живопись. Часть 10 (пейзаж). Текст так себе, зато много хороших картинок. ЧТО МОЖНО УВИДЕТЬ В ПЕЙЗАЖЕ? В…

  • Про живопись. Часть 9

    Продолжение книжки с картинками про живопись. Часть 9 (исторический жанр, портрет). Портреты трудны, они требуют великого ума. Ж.-Б. Мольер…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments